Вячеслав Вето
практикующий психолог

Тишина в голове

Моя жизнь навсегда изменилась где-то лет десять назад.

И, нет, это произошло не тогда, когда я заболел.
И даже не тогда, когда я выздоровел.

И это вовсе не было связано с тем, что я когда-то на ком-то женился.
Или развелся.
И даже дети мои тут не при чем.
Ни каждый по отдельности, ни все пятеро разом.

Моя жизнь навсегда изменилась, когда в моей голове вдруг возникла удивительная тишина.
Тишина, которая, конечно, и раньше со мной случалась, но как-то уж очень редко.

А до этого в голове у меня звучал непрекращающийся диалог между мной и кем-то еще.
Кем-то, кто был постоянно мной недоволен.
Обвинял.
И стыдил.
А порой просто с презрением на меня смотрел, вовсе ничего не говоря.
Типа, а чего с ним разговаривать-то?
Какой смысл?
Все равно тут уже ничего не изменишь…

И все эти диалоги в моей голове велись под благовидным предлогом заботы обо мне.
Чтобы я становился лучше.
И уже перестал быть каким-то невыносимым говнюком.
Вспыльчивым.
Неблагодарным.
Вечно имеющим какое-то свое особое мнение.

Кому ты будешь такой нужен?
Кто тебя вообще вытерпит?
Дольше нескольких дней…
И друзей никаких не останется.
Их у тебя и так-то не завались, раз-два и обчелся…

И я вечно оправдывался.
Мучился виной.
Злился.
А порой начинал верить во все эти сказки, и старался соответствовать.
Пытался изменится согласно этому голосу.

Это был какой-то непрекращающийся пиздец, от которого невозможно было никуда убежать.

Потому что можно уехать от родителей.
Свалить.
Переехать.
Эмигрировать.
В конце концов, улететь колонизировать Марс.
Вместе с Элоном Маском.
Но от этого виноватящего вас голоса сбежать невозможно.
Он и на Марсе вынесет вам весь мозг.
Найдет, сука, к чему придраться…

Так было все мое детство.
Всю юность.
И так далее, лет до 30-ти.

А потом что-то стало меняться.
С терапией.
С группами.
С обучением.

Внутри меня начал появляться совсем иной голос.
Который меня любил.
Жалел.
И старался понять.
И никогда-никогда не ругал.

И в сложные минуты он всегда говорил мне:
Погоди, Славик, погоди отчаиваться, погоди себя мучить, давай поговорим!
Давай попробуем разобраться, что происходит.
Давай поговорим!
И хватит уже себя ругать!
Впрочем, если уж ты совсем без этого не можешь, пожалуйста, поругай себя немножко, но потом давай все-таки поговорим.
И попробуем разобраться.
Мы обязательно разберемся!

”Давай поговорим!”

Эта фраза была из какого-то другого мира.
Из другой жизни.
Неведомой мне доселе.

Она прилетела ко мне откуда-то.
Может быть как раз с Марса.
Не иначе.
Через моих терапевтов.
И учителей.

И в какой-то момент этот новый, любящий меня голос, голос, который готов был в любую минуту со мной поговорить и всегда старался меня понять, вдруг перевесил тот прежний голос вечной вины и стыда.

И в какой-то момент наступила тишина.

Словно в моей жизни появился кто-то, кто в нужный момент всегда оказывался рядом со мной.
На моей стороне.
Безоговорочно.
Однозначно.
Железобетонно.

И этот кто-то говорит голосами тех, кто когда-то помог мне изменить мою жизнь.
С их интонациями.
С их жестами.
С их мимикой.

Но, пожалуй, есть один человек, чья интонация все-таки звучит слышнее других.
Чей образ возникает чаще.
Особенно в те минуты, когда я говорю себе: погоди, Слав, погоди себя ругать, давай поговорим, давай разберемся.
Мы обязательно разберемся.

Я не знаю, почему так вышло, что это именно его я вспоминаю в такие минуты.
Но время от времени я вспоминаю именно о нем.
И чувствую к нему благодарность.