Вячеслав Вето
практикующий психолог

Помогать или спасать

12 лет назад.
У меня был рак.
И когда я выздоровел.
И через какое-то время начал консультировать.
Некоторые мои коллеги говорили мне: тебе обязательно надо работать с этой темой!
Кому как не тебе?
Ведь ты же сам прошел через это!
И ты, как никто другой, сможешь их понять!
Их мысли.
Страхи.
Про жизнь.
Про смерть.
Главное, конечно, про смерть...

Это да.
Это точно.
Про смерть я кое-что знаю.
Не понаслышке.
И точно смогу понять.

И у меня даже было несколько попыток.
Помочь тем, кто болен.

Но в итоге оказалось.
Что - нет.
Не могу я.
Не могу я им помочь.
Как бы хорошо я их не понимал.

Потому что тут нужно уметь что-то еще.
Кроме того, чтобы понимать.
Понимать до слез.
До мурашек.
До собственного, еще не остывшего страха.
Понимать, когда шепотом, едва слышно, вам говорят: Слава, я так боюсь умереть.
Господи, Слава, как же я боюсь!
Что же мне делать?!
Скажи!
Ведь я не хочу умирать!!!

И в этот самый момент я понимаю.
Что я ничем не могу им помочь.
Как терапевт.
Потому что я начинаю их спасать.
Потому что в этот самый момент мне становится так больно.
Невыносимо больно.
Словно все это происходит со мной.
Вновь.
Весь этот кошмар.
И я начинаю их спасать.

И я не оставляю им никакой возможности самим решать.
Что им делать.
Куда идти.
И как идти.
Хотя сам прекрасно знаю.
Что из этого пиздеца нет никакого другого выхода.
Кроме как.
Найти.
Свой.
Собственный.
Выход.

Я, словно, забираю у них это право - решать самим.
Умирать им или нет.
Конечно же, нет!
И я изо всех своих сил.
Тащу их прочь.
От всего этого кошмара.
И ужаса.

Потому что я - боюсь.
Боюсь еще и за себя.
Что будет со мной?
Если он - умрет.
Потому что у меня еще не умирали клиенты.
И я не хочу этого!
Я к этому не готов!
Если к этому вообще можно быть готовым...

И я вспоминаю своего первого терапевта.
С благодарностью.
Потому что она - могла.
Несмотря на то, что, возможно, она тоже боялась.
И, может быть, не так хорошо меня понимала.
Но она - могла.
И была готова к тому, что я сдамся.
Давала мне это право.
И никуда меня не тащила.
Ни в светлое.
Ни в какое другое будущее.
А просто была со мной...

Я пока так не могу.
И, может быть, не смогу никогда.
А, если так, то, наверное, и слава богу.
И пусть эту работу делают те.
Кто готов.
И может.

59
926