Вячеслав Вето
практикующий психолог

12 лет назад

Лет двенадцать назад записался я на очередную свою обучающую группу.
Какую-то там супер-пупер-супервизорскую.
С Нифонтом Долгополовым.
Записался внаглую, не по статусу.
Позвонил Нифонту, говорю: можно?
Он говорит: ну, приходи!
Ну, я и пришел.

Прихожу на первую встречу.
А там все такие крутые сидят.
Практикующие-практикующие.
Все друг друга знают.
Группа-то уже второй или третий год идет.
А я такой весь зеленый-зеленый.
Только-только сертифицировался и потихоньку практиковать начал...

И вот первый круг.
Каждый чего-то о себе рассказывает.
О своих ожиданиях от группы.
И о том, как они все соскучились и рады друг друга видеть.
Ну, и, разумеется, все супервизии жаждут.
От Нифонта.

А мне в то утро хуево-хуево было.
Просто пиздец как хуево.
Вы не поверите.
Буквально, еще чуть-чуть и разрыдаюсь.

У меня тогда очень сложный период был.
После развода.
Тяжело было - страшенно.
Мы в то утро с моей бывшей.
Опять за что-то схлестнулись.
На счет детей.
Опять чего-то не поделили.
И только измучили друг-друга до изнеможения...

И вот я сижу, такой, молчу.
Чуть не плачу.
А тут как раз и очередь моя подошла.
Чего-то о себе сказать...

И я как представил себе на мгновение.
Как я буду сейчас о себе рассказывать.
И кто я, и откуда.
И что мне, на самом деле, тяжело.
И почему.
И, как это водится на группах, я скажу.
Что мне нужна помощь.
И попрошу кого-нибудь со мной поработать.
И со мной обязательно кто-нибудь поработает.
Может быть, даже Нифонт.
Но, разумеется, не сейчас!
Ведь сейчас первый круг, группа только началась, и всем надо высказаться!
Лучше - чуть позже, когда для этого будет более подходящее время...

И когда я все это себе представил.
Меня вдруг такая тоска взяла.
Такое отчаяние!

Потому что, не нужна мне была, блядь, никакая работа.
Нахуй работу.
А нужно мне было просто - поплакать.
И чтобы меня - пожалели.
Не работали.
Потому что я тогда и сам уже все прекрасно понимал.
И про то, в какой я жопе.
И что это за жопа.
И как она устроена.
И что у меня просто не хватает сил - справляться.
И что мне нужно просто - проплакаться.
Всего-то каких-то пару минут, не больше!
И чтобы никто меня ни о чем не спрашивал.
И ничего мне не говорил.
А просто - пожалел.
И по голове погладил...

И вот все сидят.
Смотрят на меня.
И ждут.
Когда я начну.

И я начал.
Но не говорить.
А рыдать.
В голос.
И рыдая, я вскакиваю, подхожу к Нифонту.
Почти падаю рядом с ним на пол.
Обхватываю его колени.
Утыкаюсь в них лицом.
И, продолжая реветь, говорю: Нифонт, пожалуйста, пожалей меня, мне тааааааак хуево!!!
Пожалуйста!!!

И продолжаю дальше реветь, как белуга.

А Нифонт.
Он, и в самом деле, ахуенный.
Он сразу все понял.
И сказал с улыбкой: хорошо, Слав, конечно!
И просто сидел молча.
Слушал мои завывания.
И по голове гладил.

И все.
И больше ничего.
Две минуты.
Не больше.

А потом.
Когда девятый вал боли и отчаяния.
Во мне прошел.
Я просто поднялся.
Вытер сопли и слезы.
Сказал Нифонту спасибо.
И вернулся на место.

И выдохнул.
И улыбнулся.
Потому что мне вдруг очень хорошо стало.
И легко.

И я посмотрел на группу.
И, как мне показалось, все они были немного прихуевшие.
От моей выходки.
И в самом деле: пришел какой-то перец.
На супервизорскую-то группу!
И давай тут истерики закатывать!
Впрочем, может быть, мне все это только показалось.
Может быть - это я сам прихуел.
От своей выходки.
В любом случае, к чести их надо сказать.
Что, даже если они и прифигели чуток от произошедшего.
Но оказались вполне себе прокачанные.
Лишних вопросов мне не задавали.
Посочувствовали в меру.

А дальше.
Группа просто продолжила свою работу...

55
724